sobakin_spb (sobakin_spb) wrote,
sobakin_spb
sobakin_spb

Как это было..

Про подписание Акта о капитуляции. Весь текст и найденые фото-от Саши Udralets. Оно стоит того, чтобы публикануть чужое ..
Посмотрел разные источники о подписании акта о капитуляции.
        Хотел узнать, как все происходило, с житейской точки зрения.
И вот -…
        8 мая 1945 года. Карлсхорст, восточный Берлин, штаб Жукова в бывшем военно-инженерном училище.

        Саперы уже расчистили от завалов дорогу, ведущую туда от аэропорта.
На летном поле около 300 красноармейцев - почетный караул, военный оркестр. Маленький тучный полковник суетливо проверяет строй. Тут же примерно 70 советских фотографов (ажиотаж, поразивший даже американцев).

        1-й самолет привез дипломатов из Москвы с бывшим прокурором Вышинским, ныне замнаркома иностранных дел.
Делегации США и Британии летят 5-ю бортами, забирают у Эльбы немцев - фельдмаршала Кейтеля и чинов ВВС и ВМФ.
Советских ястребков в эскорте сначала двое, потом - все небо.
         Приземлились. Гитлеровцы держатся надменно. По свидетельству присутствующих, Кейтель как будто набрал в рот какой-то гадости и только и ждет момента, чтобы ее выплюнуть, когда не смотрят. Все при регалиях, но только у него - золотой нацистский партийный значок, подарок фюрера.

        Немцев уводят задами (чтобы приветствие караула к ним не отнеслось). В машине они изучают проект акта о капитуляции.
Удивляются: город в руинах, и на уцелевших домах берлинцы вывешивают не белые, а красные флаги.
А жители недоуменно провожают взглядом непонятный кортеж.

        Все детали имели значение.
Жуков отказался ехать на церемонию в трофейном "Мерседесе". Он приказал доставить из Москвы подаренный Сталиным американский "Паккард", считая его более подходящим для предстоящего события
А Кейтеля доставили под конвоем в "Опель-Адмирале".
        На въезде в предместье внезапно - арка, на которой золотом: "Слава Красной армии!" И красно-коричневые столбики, на которых только: "1945". Дальше - солдаты с ППШ по обеим сторонам дороги каждые метров 15.
Завезли в отдельный дом: ждите, вот куры, водка, вино, икра, клубника.



        Союзники весь день совещаются по формулировкам остающихся деталей. Потом - переводы и их согласование. Официальные тексты составлены на русском, английском и немецком языках. Но только русский и английский - аутентичны.
Уже поздний вечер - немцы нервничают от неизвестности.

        В бывшей столовой зале все готово. Столы привезли из рейхcканцелярии (теперь они - в музее).
С красными знаменами нет проблем, а вот союзных стягов не было. Пришлось срочно шить на месте: белая материя - простыни, голубая - сатин для женских платьев.

        Людей много, а помещение не такое большое - тесно. Фотокорры в борьбе за места оттирают военных.
Несколько наших генералов притулились у стола сбоку. К ним подошли, шепнули, они вскочили как ужаленные: эти места предназначены немцам.
В воздухе зримо растет напряженность.

        В 23-00 входят Жуков (сохраняет суровое лицо на протяжении всей церемонии), представители союзников. Занимают места за центральным столом.
Охране приказывают ввести побежденных. Те входят деревянной походкой, но стараются и сейчас держаться высокомерно.

        Лейтенанты из охраны без почтения показывают немцам, куда садиться - это стол сразу за дверью.
Кейтель вскидывает маршальский жезл, врученный Гитлером. Садятся.
        В некоторых воспоминаниях утверждается: войдя в зал и увидев французов, он спросил: "Что, эти тоже нас победили?"

        Официальных подтверждений этому правда нигде нет
Остается фактом однако: берлинский акт о капитуляции американцы и французы подписывали в качестве свидетелей.

        Жуков спрашивает немцев: знакомы ли они с условиями безоговорочной капитуляции и понимают ли, что им необходимо скрепить их подписью. Кейтель поднимает лист бумаги: "Яволь".
        В кинохронике часто смонтировано иначе, но первыми, как понимаю, документ подписали именно победители.

        Пока немцы ждали очереди подписать документ, нервы сказывались. Кейтель ронял монокль, пошел красными пятнами. Жуков снова спросил о готовности поставить подписи. Ответ тот же: "Яволь". Немец жестом показал: передавайте бумагу. Демонстративно стащил перчатку с правой руки.
        Вышинский что-то шепнул Жукову. Тот встал и приказал: "Нет, пусть идут сюда!" Властно показал на край своего стола. Немцы подчинились.
У фотографов началась свалка за новые лучшие места.
С краю более одного человека не умещалось. Первым сел Кейтель.
Взял акт, поморщился.
        Фотокор Петрусов: "Больших усилий стоило мне оторваться от съемок крупным планом... , уступить с трудом вырванное место у самого стола, уйти в сторону, взобраться на стол и сделать этот снимок, дающий общую картину подписания. Я вознагражден — такого второго снимка нет".

         Один переводчик вспоминал: Кейтель хотел воспользоваться своей ручкой, но там не оказалось чернил. Заминка. Жуков все это время даже не взглянул на него.
        Расписавшись, немец ушел на прежнее место. Пока подписи ставили другие, сидел, схватившись рукой за лицо, как в забытьи.
Затем вдруг решил устроить сцену: якобы не успел до подписания изучить окончательный документ внимательно. Произошла небольшая перебранка с соратниками, которые стали его урезонивать.
        Жуков вновь встал и все так же непреклонно предложил германской делегации удалиться.
        В прежних покоях их уже ждал непривычно большой выбор закусок. Это было только началом: последовала и перемена блюд. Немцы отходили от стресса спиртным. С ними был генерал от Жукова. По словам свидетеля, поникший Кейтель неожиданно предложил тост: "За победу русского оружия!"
        В записках он назвал трапезу "последним обедом приговоренного к смерти". 4 дня спустя его арестовали, доставили в Нюрнберг. Как военного преступника приговорили к вышке. С петлей на шее на эшафоте в спортзале тюрьмы он остался самим собой, прокричав: "Германия превыше всего".
        Вся процедура подписания заняла 43 минуты и завершилась почти в полночь. В Москве было уже около часа ночи 9 мая. (По времени в источниках есть разные варианты, и трудно установить истину. Даже по количеству подписанных экземпляров есть разногласия: где-то их 9, где-то 5).
        После ухода немцев все разом выдохнули и сразу расслабились. Победу отмечали банкетом, организованным нашими тыловиками - та же икра, салями, картофель фри, клубника. Вино, водка и шампанское лились рекой. Один американский журналист потерял счет тостам на двадцать четвертом.
        Не менее дюжины из них поднял Жуков.
Это был уже не тот жесткий командир, каким его знали. Буквально светился от счастья. Фотографировался со всеми желающими.
Выпив после одного тоста, перевернул рюмку, показав коллеге из США - и ты пей до дна. И даже пошел в плясовую.
        Гуляли до утра. Снаружи доносилась ружейная канонада: солдаты расстреливали последний боезапас в небо. Война закончилась.
Днем 9 мая Жукову позвонили из Москвы: вся документация о капитуляции немецко-фашистской Германии получена и уже вручена Верховному Главнокомандующему.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments